Пешком через пустыню Гоби

Первого января 1944 года родное село Николая Степановича Горбань освободили. Парней 1927 года рождения стали призывать в армию. Николая из-за недостаточного веса в войска не зачислили, но сам пошел в военкомат с твердым решением: «Хочу служить!». Так в январе 1945-го он оказался в военном городке под Ржевом, где готовили младший командный состав, который через четыре месяца должен был пополнить действующую армию.

Окончание «учебки» совпало с концом войны. Но красноармейцы чувствовали, что их готовят к службе не на Западном фронте. Обучали, как вести себя в безводной местности, при длительных перевозках на машинах, в экстремальных условиях и т.д. И действительно, после «учебки» Николая Степановича направили на Дальний Восток для участия в войне с Японией. Вначале никто не знал, куда конкретно. Ехали долго, так как в том же направлении шли составы с возвращающимися из Европы фронтовиками, с техникой, танками, артиллерией. Только к середине июля прибыли в Монголию.

Пехотинцем попал в Забайкальский военный округ. Снова учебный лагерь. Тренировки еще сложнее, чем подо Ржевом. Большие марш-броски, рытье окопов и устройство блиндажей в песках... В начале августа по приказу командования три полка дивизии ушли вглубь Монголии. Перед дивизией Николая Степановича была поставлена задача выйти с юга в тыл Квантунской армии, замкнуть кольцо окружения и этим помочь войскам Северного фронта разгромить японскую армию. Чтобы выполнить приказ, дивизии пришлось за 15 дней пешком пройти 950 км до китайского города Фусинь, под палящим солнцем и практически без воды пересечь пустыню Гоби.

А форсирование Хинганского перевала могло сравниться с переходом Суворова через Альпы. Историки назвали этот переход Большим Хинганским. Николай Степанович вспоминал, как долго передвигались по безжизненной песчаной пустыне. Переходы делали по 20 км. Всех мучила страшная жажда. Запомнилось, как на рассвете вышли к озеру, но напиться не получилось — вода оказалась очень соленой. Большой радостью были привалы у колодцев. Через Большой Хинганский хребет пушки переносили практически на руках и по бездорожью. Питались только мясом. С собой гнали стадо коров, которое в пути и съели. Ни хлеба, ни сахара не видели. Границу Маньчжурии перешли за 12 часов до объявления войны с Японией. Безумно обрадовались, услышав в поселках лай собак.

Удивила черемуха, созревшая в августе, — прибавка к рациону. В городке Кайлу взводный сказал Николаю: «Не надеялся, что ты дойдешь, думал, что первым отстанешь (а это верная гибель, многие и не дошли, сорвавшись в горную пропасть)». Этот переход стал для наших войск серьезным испытанием, несмотря на то, что участвовать в боевых действиях не пришлось. Когда добрались до города Фусинь — опорного пункта японской армии, Япония уже объявила о капитуляции.

Позже Николай Степанович был переведен в бригаду морской пехоты и еще шесть лет, вплоть до 1951 года, охранял дальневосточные рубежи. Николай Степанович имеет Благодарность Верховного Главнокомандующего за участие в войне с Японией. За форсирование Хинганского перевала награжден орденом Отечественной войны II степени, медалью «За победу над Японией», другими боевыми наградами.

МРСК Центра
Все права защищены, 2015 ©